Стих я помню чудное мгновение пушкина

Звучал мне долго голос нежный И снились милые черты. Шли годы. Бурь порыв мятежный Рассеял прежние мечты, И я забыл твой голос нежный, Твои небесные черты. В глуши, во мраке заточенья Тянулись тихо дни мои Без слез, без жизни, без любви.

И я забыл твой голос нежный, Твои небесные Стихи Александра Пушкина о любви Я помню чудное мгновение мне подключили интернет 170718.ruё. Читать стих поэта Александр Пушкин - Я помню чудное мгновенье (Керн) на сайте РуСтих. Лучшие стихотворения поэтов классиков.

История создания История создания стихотворения напрямую связана с тем, кому посвящено это искреннее признание в любви. Стихи Пушкин посвятил Анне Петровне Керн, замужней женщине, которая пленила сердце поэта своей глубокой и сдержанной красотой, едва они познакомились с ней на одном светском приеме в 1819 году. Правда, стихотворение было написано лишь спустя несколько лет после знакомства — в 1825-ом, когда Пушкин вновь встретился с пленительной красавицей Петербурга в имении Тригорское, которое находилось по соседству с родным поместьем поэта — Михайловским -, где Александр Сергеевич отбывал ссылку. Там, он, наконец, признался Анне в своих чувствах, и она ответила Пушкину взаимностью. Возможно, что у Керн Пушкин, в первую очередь, вызывал интерес как молодой поэт и поэтому внимание знаменитости тешило ее тщеславие. Так или иначе, но за Анной Петровной ухаживал не только Пушкин, что вызывало в последнем жгучую ревность, которая всегда становилась причиной скандалов между влюбленными.

Читать стих поэта Александр Пушкин - Я помню чудное мгновенье (Керн) на сайте РуСтих. Лучшие стихотворения поэтов классиков. «Я помню чудное мгновенье» — традиционное название (по первой строке) стихотворения Александра Сергеевича Пушкина «К***», обращённого.

Анализ стихотворения «Я помню чудное мгновенье» Пушкина

Звучал мне долго голос нежный И снились милые черты. Шли годы. Бурь порыв мятежный Рассеял прежние мечты, И я забыл твой голос нежный, Твои небесные черты. В глуши, во мраке заточенья Тянулись тихо дни мои Без слез, без жизни, без любви. Душе настало пробужденье: И вот опять явилась ты, Как мимолетное виденье, И сердце бьется в упоенье, И для него воскресли вновь И божество, и вдохновенье, И жизнь, и слезы, и любовь. Это одно из самых известных лирических произведений Пушкина. Поэт был очень влюбчивым человеком, и многие свои стихи посвящал женщинам.

«Я помню чудное мгновенье…» А. Пушкин

II 5 В томленьях грусти безнадежной, 6 В тревогах шумной суеты, 7 Звучал мне долго голос нежный, 8 И снились милые черты. III 9 Шли годы. Бурь порыв мятежный 10 Развеял прежние мечты, 11 И я забыл твой голос нежный, 12 Твои небесные черты. V 18 И вот опять явилась ты, 19 Как мимолетное виденье, 20 Как гений чистой красоты.

VI 21 И сердце бьется в упоенье, 22 И для него воскресли вновь 23 И божество, и вдохновенье, 24 И жизнь, и слезы, и любовь. Степанов пишет о стихотворении, что "внешним принципом его лирической композиции являются интонационно-синтаксические подхваты и повторы, создающие ритмико-мелодическое единство, романсную напевность стиха" [1, с.

Это верно, но, во-первых, надо бы развернуть формулу, а во-вторых, как бы ни была прекрасна музыка Глинки, озвучившая эту напевность, она схватывает в концентрированном синтаксисе Пушкина лишь оптимально необходимое для фортепианной партии, скрадывая, оттесняя и замещая остальное. Ясность и легкость текста Пушкина зависит от сложного переплетения нескольких синтаксических фигур, их, можно сказать, вдавливания друг в друга, и этот богатый и плотный орнамент, его нагнетание или ослабление, не может быть воспроизведен в адекватном переводе ни на какой язык, в том числе музыкальный.

Мы выберем здесь четыре формы, из которых сплетается синтаксическая ткань: прямой и обратный порядок слов, генитивные обороты, пре- и постпозицию эпитетов и анафорические чередования. Фразы с прямым и обратным порядком слов складываются в особый ритм, весьма релевантный в структурном устройстве и хронотопе текста. Этот ритм сразу манифестируется контрастом стихов 1 и 2 : Передо мной явилась ты... Стихи обращены друг к другу по правилу слегка сдвинутой зеркальной симметрии или неполной инверсии, что является одним из наиболее частых приемов Пушкина.

Фигура еще резче подчеркнута поляризованной позицией личных местоимений "Я" и "Ты". Они берут оба стиха в композиционно-смысловую рамку и задают условия для дальнейшего фразового ритма.

Затем следуют два различных анафорических построения, ст. Строфа II, ст. Синтаксические противопоставления подыгрывают антонимической смене мотивов "память-забвение", и в перекличке "Я помню" 1 и "я забыл" 11 второй и последний раз возникает местоимение первого лица. Строфы IV и V построены на обратном порядке слов, причем в V две таких фразы ст. В заключительной строфе VI сопрягается прямой и обратный порядок, как и в строфе I, создавая окаймляющую композицию, но обратный порядок протяженнее, что опять-таки сдвигает симметрию.

Мы видим также, что в целом обратный порядок слов превышает прямой фактически в два раза, если вычесть восемь стихов с "нейтральными" анафорическими вставками. Противонаправленные синтаксические построения, кроме композиционного баланса и разбалансирования, могут отображать поступательный и возвратный ход художественного времени.

Считывание "содержания" с лексической поверхности укладывается в линейное время, бегущее от прошлого к настоящему, но инфраструктуры текста "загибают" время назад, стимулируя его циклический ход. Это заметно и в описаниях времени стихотворения, сделанных под иным углом. Чичерин, обращая внимание на "отчетливо расчлененные пять временных периодов, то более, то менее длительных, каждый со своим жизненным ритмом", добавляет по поводу стихов 3-4 , что "в мгновенной молнии открылось что-то в высшей степени устойчивое, вне времени стоящее" [10, с.

О строфе VI он также пишет, что в ней "знак временного обозначения устранен" [10, с. Иначе говоря, в стихотворении нерасторжимо сцеплены время и вечность, и это можно понять, как пушкинскую модель равновесия между изменчивостью и инертностью, важного для поэта во всех сферах бытия.

Прямые и обратные синтаксические построения, прослеженные здесь, работают, по нашему мнению, в том же направлении. Подобные функции, но по-другому, выполняют генитивные конструкции. Строго говоря, наличие-отсутствие генитивных форм не делит текст на две равные части.

Но оно делает больше: демонстрирует тенденцию, а потом нарушает ее. Одна из форм ст. Кроме того, у генитивной сборки имеется здесь чисто пушкинское свойство: она выступает как минимальный инвариант преобразований. На фоне тождества ст. Не менее важным в синтаксической композиции текста является расположение эпитетов.

Урегулированное чередование их пре- и постпозиций выглядит как бы умышленным. Три эпитета строфы I наделены особыми функциями: "чудное" совершенно уникально и его "нечетность" выделена отсутствием эпитетов в ст. Все они соблюдают препозицию. По-иному построен блок из эпитетов в строфах II и Ш. Всего их восемь, по одному на каждый стих, и их пост- и препозиции подвергнуты непрерывному инверсированию. Эта мена позиций сопровождается непрерывным чередованием двух рифм, частично тавтологических, в связи с чем можно говорить о наращивании параллельных структур [ 2 ].

Более того, строфы II и Ш тесно сплачиваются между собой, наподобие катренов сонета. Наконец, все до единого эпитета скапливаются 11 на 12 стихов опять-таки в первой половине текста, а строфы IV-VI, за исключением группы повтора ст. В узор синтаксических фигур вплетаются и анафорические группы. Распределение их по тексту в количестве пяти дополняет наши соображения о двухчастном его строении. Однако анафоры более значимы для второй половины, где их роль сложнее. Правда, между строфами I и II весьма эффектно сталкиваются две разноустроенные конструкции, образуя нечто вроде строфического хиазма ст.

В связи с этим в зеркальное построение втягиваются ст. Впрочем, не стоит забывать, что наше мгновенье равно вечности и поэтому еще "дольше". В строфе III анафоры вовсе отсутствуют. Строфы I и V скреплены, как известно, точным повтором анафорической группы. Что касается анафор в строфах IV и VI ст. В то же время обе строфы асимметричны, потому что анафорическое "и", прошивая строфу VI насквозь, превращает ее всю в сплошную анафору.

Теперь все составляющие синтаксической композиции, наряду с некоторыми другими чертами, будут погружены в крупноблочные строфические компоненты, образующие целое общей картины. Фомичев [4, с. То же читаем у Е. Эткинда: "Тематически... Однако окончательное решение было бы преждевременным. Движение лирического сюжета не прикрепляется к твердо установленному сцеплению частей, так как структура стихотворения настолько многослойна, настолько перенасыщена разнообразными компонентами, что композиционные схемы могут опираться на различные основания - и все будет корректно!

Поэтому Е. Первая половина начинается сочетанием: "Я помню... Вторая половина начинается отрицанием... Синтаксические переклички и связки, показанные здесь нами, полностью сходятся с мыслью Е. Эткинда о том, что ""Я помню чудное мгновенье"... Тем не менее, ограничиться этим нельзя. Круг наблюдений Е.

Эткинда в его книге не выходит за пределы презумпции о симметричных композициях у Пушкина. Мы, однако, всегда были убеждены, что постоянная тяга поэта к симметрии часто дополнялась асимметрическими сдвигами, вносящими в тексты живоносную динамику. Но и это еще не конец. Перечисленные симметрические и асимметрические формулы были основаны на различном делении строфических блоков, последовательно примыкающих друг к другу от начала к концу текста.

Между тем, возможна композиционная группировка строф по совершенно иным принципам, когда отдельные строфы, порой дистанцированные друг от друга, замыкаются вместе общей мотивной связкой.

В этом случае образуется напряженное смысловое поле с циркуляцией противонаправленных сил, особенно возвратных. Эту композицию можно назвать перекрестно-кольцевой "зарифмованной" , и в ее рамках стихотворение предстает в синхронно-диахронном статусе, картинный орнамент которого с равным успехом удобно читать и обозревать.

В такой форме не обязательно искать смыслов, она сама выступает как содержание. Наложение и снятие композиционных решеток как аналитическая процедура не только раскладывает текст в различных строфических комбинациях, но, вместе с тем, сплачивает его, "способствует органическому единству стиховой структуры и семантики" [15, с. Дело в том, что эта процедура вскрывает в пределах текста действие правила, описанного Ю. Тыняновым внутри стиха как "теснота и единство стихового ряда". Перемежающаяся композиция функционально подобна двойному членению стиха, осуществляемому ритмом и синтаксисом.

Нечто сходное видит Е. Все перечисленные форманты безусловно получают семантический характер. Так, Вс. Грехнев выстраивает четырехуровневую иерархию его смыслов, напоминающую конструкты Данте в "Пире" и "Комедии".

Построение основано на принципе "лирического движения" и проблемных вопросах, обращенных к тексту, а план выражения при этом подразумевается. Результат удивительно красив и вдохновенен, но смысловые сентенции как бы парят над текстом, временами складываясь в философский комментарий. У стихотворения есть одна парадоксальная черта.

Написанное словами, отобранными в "школе гармонической точности", вознесенное над житейскими реалиями, опрозраченное душевным порывом, оно не невесомо и бесплотно, но, напротив, предметно-пластически осязаемо, так что вспоминается Белинский, написавший о стихе Батюшкова, что хочется "ощупать извивы и складки его мраморной драпировки" [16, с.

Эта рельефность самого стиха порождается, на наш взгляд, устойчивыми риторическими фигурами - повторами синтаксических форм, всем построением из речевых "кирпичиков", оплотненных и звучных. Да и отношения симметрии и асимметрии, инверсивные узоры и многое другое играют в "пластике" стихотворения далеко не последнюю роль. В связи с этим надо хотя бы коснуться интертекстуальности, формирующей, так сказать, "телесность" поэзии, ее эстетически-чувственную реальность.

Голышева [17, с. Столь же важно уследить, как интертекстуальные потоки перетекают в позднейшие поэтические предметы, а затем возвращаются вспять к ранним. А ведь "Время золотое" совершенно не совпадает с "Чудным мгновеньем" ни в миросозерцании, ни в поэтике.

Я помню чудное мгновенье...

Звучал мне долго голос нежный И снились милые черты. Шли годы. Бурь порыв мятежный Рассеял прежние мечты, И я забыл твой голос нежный, Твой небесные черты. В глуши, во мраке заточенья Тянулись тихо дни мои Без слез, без жизни, без любви. Душе настало пробужденье: И вот опять явилась ты, Как мимолетное виденье, И сердце бьется в упоенье, И для него воскресли вновь И божество, и вдохновенье, И жизнь, и слезы, и любовь.

Пожалуйста, прочтите это сообщение.

II 5 В томленьях грусти безнадежной, 6 В тревогах шумной суеты, 7 Звучал мне долго голос нежный, 8 И снились милые черты. III 9 Шли годы. Бурь порыв мятежный 10 Развеял прежние мечты, 11 И я забыл твой голос нежный, 12 Твои небесные черты. V 18 И вот опять явилась ты, 19 Как мимолетное виденье, 20 Как гений чистой красоты. VI 21 И сердце бьется в упоенье, 22 И для него воскресли вновь 23 И божество, и вдохновенье, 24 И жизнь, и слезы, и любовь. Степанов пишет о стихотворении, что "внешним принципом его лирической композиции являются интонационно-синтаксические подхваты и повторы, создающие ритмико-мелодическое единство, романсную напевность стиха" [1, с. Это верно, но, во-первых, надо бы развернуть формулу, а во-вторых, как бы ни была прекрасна музыка Глинки, озвучившая эту напевность, она схватывает в концентрированном синтаксисе Пушкина лишь оптимально необходимое для фортепианной партии, скрадывая, оттесняя и замещая остальное.

Я помню чудное мгновенье…

Стихотворение было написано не позже 19 июля 1825 года. В это время Пушкин вынужден был находиться на территории фамильного имения Михайловское. В первый раз Пушкин увидел Керн ещё задолго до своего вынужденного затворничества; встреча состоялась в Санкт-Петербурге в 1819 году, Анна Керн произвела на поэта неизгладимое впечатление. В следующий раз Пушкин и Керн увиделись только в 1825 году, когда Керн гостила в имении своей тётки Прасковьи Осиповой в имении Тригорское ; Осипова была соседкой Пушкина и хорошей его знакомой.

Продолжительность: Русский поэт Александр Пушкин. Стихи «Я помню чудное мгновенье». год. Я помню чудное мгновенье: Передо мной явилась ты, Как мимолетное. Я помню чудное мгновенье: Передо мной явилась ты, Как мимолетное виденье, Как гений чистой красоты. В томленьях грусти безнадежной, В тревогах.

.

Александр Пушкин — Я помню чудное мгновенье (Керн): Стих

.

К *** Керн (Пушкин)

.

Стихотворение А.С.Пушкина "Я помню чудное мгновенье" читает Д.Журавлёв

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 170718.ru - Я помню чудное мгновенье.. (Стих и Я)
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 0
  1. Пока нет комментариев...

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных