Жорж санд произведения

Русская историческая библиотека Жорж Санд — краткая биография Жорж Санд 1804 — 1876 , урождённая Аврора Дюпэн, по мужу Дюдеван —автор знаменитых романов, производивших близ середины XIX века большой шум в Европе и России. Жизнь писательницы проходила под весьма разнообразными и несходными влияниями. Морис Дюпэн рано умер. Бабушка-графиня не любила матери Жорж Санд, дочери простого птицелова, и вскоре отняла у неё внучку. Маленькая Аврора воспитывалась в бабушкином имении Ноан. Однако у матери Аврора, напротив, знакомилась с демократическими кружками, слышала насмешки над отживающими верованиями, над ортодоксальными и легитимистскими представлениями, над жеманными маркизами и красноречивыми аббатами.

Бесёнок; Чародейка) (La Petite Fadette, ); Замок в. Жорж Санд - Консуэло. Графиня Рудольштадт (сборник) . Основная тема романа "Мопра", как и большинства ранних произведений Санд, любовь.

Образование получила в монастыре. Мадам Дюдеван научилась жить самостоятельно и независимо от мужа и даже добилась официального развода. Она твёрдо решила утвердиться как писатель - и не как очередной писатель женского пола. Она решила войти в мир парижского книгоиздания. А для этого ей нужно было войти в мир мужчин.

Жорж Санд - Консуэло. Графиня Рудольштадт (сборник) . Основная тема романа "Мопра", как и большинства ранних произведений Санд, любовь. Полный список произведений Жорж Санд: Крылья мужества (), Пьер произведений – изданий на 4 языках . Жорж Санд - Мопра. Ускок.

Жорж Санд. Индиана

Двое из них молчаливо и покорно скучали, тогда как третий выказывал явные признаки нетерпения. Он еле сдерживал громкую зевоту, поминутно вскакивая со стула, разбивал каминными щипцами потрескивающие головешки, словом, всячески старался не поддаваться одолевавшей их всех скуке. Этот человек — полковник Дельмар, хозяин дома, — был значительно старше двух других. Некогда красивый, бравый вояка, теперь отяжелевший и лысый, с седыми усами и грозным взором, он, выйдя в отставку, стал превосходным, но строгим хозяином, перед которым трепетало все — жена, слуги, лошади и собаки. Наконец он встал, чувствуя, что начинает терять терпение от напрасных усилий придумать, как бы прервать тоскливое молчание, и принялся тяжелыми шагами ходить по гостиной; во всех его движениях сказывалась выправка бывшего военного: он держался очень прямо, повертывался всем корпусом с самодовольством, никогда не покидающим образцового офицера, привыкшего всю жизнь красоваться на парадах. Но миновали дни его славы, когда он, молодой лейтенант, упивался победами на поле брани.

Вы точно человек?

Двое из них молчаливо и покорно скучали, тогда как третий выказывал явные признаки нетерпения. Он еле сдерживал громкую зевоту, поминутно вскакивая со стула, разбивал каминными щипцами потрескивающие головешки, словом, всячески старался не поддаваться одолевавшей их всех скуке. Этот человек — полковник Дельмар, хозяин дома, — был значительно старше двух других.

Некогда красивый, бравый вояка, теперь отяжелевший и лысый, с седыми усами и грозным взором, он, выйдя в отставку, стал превосходным, но строгим хозяином, перед которым трепетало все — жена, слуги, лошади и собаки.

Наконец он встал, чувствуя, что начинает терять терпение от напрасных усилий придумать, как бы прервать тоскливое молчание, и принялся тяжелыми шагами ходить по гостиной; во всех его движениях сказывалась выправка бывшего военного: он держался очень прямо, повертывался всем корпусом с самодовольством, никогда не покидающим образцового офицера, привыкшего всю жизнь красоваться на парадах.

Но миновали дни его славы, когда он, молодой лейтенант, упивался победами на поле брани. Теперь он вышел в отставку, был забыт неблагодарным отечеством, и ему приходилось терпеть все последствия своей женитьбы. Он был женат на молодой и красивой женщине, владел недурной усадьбой с прилегающими к ней угодьями и, сверх того, успешно вел дела на своей фабрике. Поэтому полковник постоянно пребывал в дурном настроении, в этот же вечер в особенности, потому что погода была сырая, а полковник страдал ревматизмом.

Он важно расхаживал по старой гостиной, обставленной в стиле Людовика XV, по временам останавливаясь то перед фреской над дверью, где голые амуры украшали гирляндами цветов учтивых ланей и добродушных кабанов, то перед лепным панно с таким запутанным рисунком, что его причудливые узоры и капризные завитки утомляли глаз. Но это незначительное и пустое занятие только на время отвлекало его внимание, и каждый раз, проходя мимо двух своих молчаливых компаньонов, полковник бросал то на одного, то на другого проницательный взгляд.

Вот уже три года, как он неотступно следил за женой, ревниво охраняя свое хрупкое и драгоценное сокровище. Ей ведь было девятнадцать лет, и если бы вы видели эту тоненькую, бледную и грустную женщину, которая сидела, облокотясь на колено, у огромного камина из белого мрамора с позолоченными инкрустациями, если бы вы видели ее, совсем еще юную, в этом старом доме рядом со старым мужем, ее, похожую на цветок, вчера только выглянувший на свет, но уже сорванный и распускающийся в старинной вазе, — вы пожалели бы жену полковника Дельмара, а может быть, еще больше вы пожалели бы самого полковника.

Третий обитатель этого уединенного дома сидел тут же, по другую сторону пылающего камелька. Это был мужчина в полном расцвете молодости и сил; его румяные щеки, густая золотистая шевелюра и пушистые бачки составляли резкий контраст с седеющими волосами, с поблекшим и суровым лицом хозяина.

Однако даже человек со слабо развитым вкусом предпочел бы суровое и строгое лицо полковника Дельмара правильным, но невыразительным чертам третьего члена этой семьи. Пухленькое личико амура, изображенное на чугунной плите камина и устремившее свой взгляд на горящие поленья, было, пожалуй, более осмысленно, нежели лицо белокурого и румяного героя нашего повествования, также смотревшего на огонь.

Но, по всей вероятности, молодая и скромная жена господина Дельмара никогда еще не рассматривала мужчин с такой точки зрения, и едва ли между этой женщиной, хрупкой и болезненной, и этим мужчиной, любившим поспать и поесть, могло быть что-нибудь общее. Как бы там ни было, ястребиный взор аргуса-супруга тщетно старался уловить взгляд, вздох или трепетное влечение друг к другу этих столь различных людей.

Убедившись в полном отсутствии повода для ревности, полковник впал в еще большее уныние и резким движением засунул руки глубоко в карманы. Единственным счастливым и радующим глаз существом в этой компании была красивая охотничья собака из породы грифонов, голова которой покоилась на коленях сидящего мужчины. Это был огромный пес с большими мохнатыми лапами и умной, острой, как у лисицы, мордой, с большими золотистыми глазами, сверкающими сквозь взъерошенную шерсть и похожими на два топаза.

Эти глаза гончей, такие мрачные и налитые кровью в азарте охоты, теперь выражали грусть и бесконечную нежность. И когда хозяин, предмет ее инстинктивной любви, часто более ценной, чем рассудочная любовь человека, перебирал пальцами ее серебристую шерсть, нежную, как шелк, глаза собаки блестели от удовольствия и она равномерно ударяла длинным хвостом по мозаичному паркету, задевая очаг и разбрасывая золу. Эта бытовая сценка, слабо освещенная огнем камина, могла бы послужить сюжетом для картины в духе Рембрандта.

Яркие вспышки пламени по временам озаряли комнату и лица, затем переходили в красные отблески и понемногу гасли. Тогда большая зала постепенно погружалась в темноту. Каждый раз, когда господин Дельмар проходил мимо камина, он появлялся как тень и тотчас исчезал в таинственном сумраке гостиной.

На овальных рамах с лепными веночками, медальонами и бантами, на мебели черного дерева с медными украшениями и даже на поломанных карнизах деревянной панели вспыхивали по временам золотые полоски света. Но когда в камине одна из головешек гасла, а другая еще не успевала как следует разгореться, предметы, которые только что были ярко освещены, погружались в темноту, и из мрака, поблескивая, выступали другие.

Таким образом, можно было рассмотреть постепенно все детали обстановки: консоль на трех больших позолоченных тритонах, расписной потолок, изображавший небо в облаках и звездах, тяжелые, отливавшие шелком драпировки алого штофа с длинной бахромой, широкие складки которых, казалось, колыхались, когда на них падал колеблющийся свет камина.

При взгляде на неподвижные фигуры двух людей, четко выделявшихся на фоне камина, можно было подумать, что они страшатся нарушить неподвижность окружающей обстановки. Застывшие и окаменевшие, подобно героям старых сказок, они словно боялись, что при первом слове или при малейшем движении на них обрушатся своды какого-то заколдованного замка, а хозяин с нахмуренным челом походил на колдуна, который своими чарами держит их в плену. В тишине и полумраке комнаты раздавались только его размеренные шаги.

Наконец собака, поймав благосклонный взгляд своего господина, поддалась той магнетической власти, какую имеет глаз человека над умным животным. Она робко и тихо залаяла и с неподражаемым изяществом и грацией положила обе лапы на плечи любимого хозяина. И молодой человек сделал на английском языке строгий выговор послушному животному; пристыженная собака с виноватым видом подползла к госпоже Дельмар, как бы прося у нее защиты.

Но госпожа Дельмар по-прежнему сидела задумавшись; она не обратила внимания на собаку, положившую голову на ее белые, скрещенные на коленях руки, и не приласкала ее. Собака, видно, окончательно расположилась в гостиной? Вон отсюда, глупая тварь! Если бы в ту минуту кто-нибудь наблюдал за госпожой Дельмар, он отгадал бы по одному этому ничтожному эпизоду печальную тайну всей ее жизни. Легкая дрожь пробежала по ее телу, и, как бы желая удержать и защитить свою любимицу, она судорожно сжала крепкую мохнатую шею собаки, голова которой лежала у нее на коленях.

Господин Дельмар вытащил из кармана куртки охотничью плетку и с угрожающим видом подошел к несчастной Офелии, которая растянулась у его ног, закрыв глаза, и заранее испуганно и жалобно заскулила. Госпожа Дельмар побледнела сильнее обычного, рыдания сдавили ей грудь, и, обратив на мужа большие голубые глаза, она произнесла с выражением неописуемого ужаса: — Ради бога, не убивайте ее!

Услышав эти слова, полковник вздрогнул. Вспыхнувший в нем гнев сменился печалью. Подумаешь, велика потеря! Собака, которая не хотела делать стойку и накидывалась на дичь!

Кого бы это не вывело из терпения? К тому же, пока она была жива, вы не проявляли к ней особой привязанности, но теперь, когда это дает вам повод упрекать меня… — Разве я когда-либо вас упрекала?.. Черт возьми, сударыня, вы прекрасно знаете, что я не выношу слез… — Вы, кажется, никогда не видели, чтобы я плакала. А это, честное слово, еще хуже!

Во время этой супружеской размолвки молодой человек встал и спокойно выпроводил Офелию. Потом он вернулся на свое место напротив госпожи Дельмар, но сначала зажег свечу и поставил ее на камин. Столь незначительное обстоятельство оказало неожиданное влияние на настроение господина Дельмара.

Как только ровный свет разлился по комнате и, сменив колеблющееся пламя камина, озарил его жену, он заметил ее страдальческий, изможденный вид, усталую позу, исхудалое лицо, обрамленное длинными черными локонами, и темные круги под утратившими блеск, воспаленными глазами.

Он несколько раз прошелся по комнате, потом вдруг подошел к жене и резко переменил разговор. Он ничего не выражает: ни да, ни нет, ни хорошо, ни плохо!

Вы говорили об этом присутствующему здесь сэру Ральфу. Что, разве я лгу? Отвечайте, Ральф, говорила она вам это или нет? Тут появилось четвертое лицо — правая рука хозяина дома, старый сержант, когда-то служивший в полку господина Дельмара. В немногих словах он сообщил полковнику, что, по его наблюдениям, жулики, ворующие у них уголь, залезали в парк в предшествующие ночи как раз в эту пору, и потому он пришел за ружьем, чтобы обойти парк перед тем, как запереть ворота.

Господин Дельмар, усмотрев в этом происшествии какое-то воинственное приключение, тотчас же схватил охотничье ружье, дал другое Лельевру и уже пошел к дверям. Вы забыли, что идет дождь? Вы завтра же заболеете, если выйдете сегодня вечером. Англичанин вовсе не думал оправдываться, а госпожа Дельмар чувствовала, что у нее нет оснований серьезно упрекать его, так как он проговорился из добрых побуждений.

Наконец, с усилием прервав молчание, она решилась слегка пожурить его. Мне пришлось выбирать между возможностью потерять вас и необходимостью предупредить вашего мужа. Ваша грусть, болезненное состояние и, как он сейчас сказал, ваши покрасневшие глаза говорят всем и каждому, что вы несчастны… — Замолчите, сэр Ральф, вы слишком далеко заходите. Я не разрешаю вам высказывать свои догадки.

Я Неловок, не знаю тонкостей французской речи, и, кроме того, у меня много общего с вашим мужем: я, как и он, совсем не умею утешать женщин ни на английском, ни на французском языке.

Другому, может быть, удалось бы без слов объяснить вам то, что я сейчас так неумело высказал. Он нашел бы способ незаметно завоевать ваше доверие, и, вероятно, ему удалось бы смягчить ваше сердце, которое ожесточается и замыкается передо мной.

Уже не в первый раз я замечаю, что слова имеют больше значения, чем мысли, особенно во Франции. И женщины предпочитают… — О, вы глубоко презираете женщин, дорогой Ральф. Я здесь одна, а вас двое, и мне остается лишь примириться с тем, что я всегда бываю неправа. Вспомни остров Бурбон, очаровательный уголок Берника, наше веселое детство и нашу дружбу, которой столько же лет, сколько и тебе.

Они снова погрузились в глубокое молчание. Чего тебе недостает? Ты живешь в полном достатке, а это, может быть, даже лучше богатства. У тебя прекрасный муж, который любит тебя всем сердцем, и, могу смело сказать, у тебя есть верный и преданный друг… Госпожа Дельмар слегка пожала ему руку, но продолжала сидеть в прежней позе, уныло опустив голову и не сводя печального взора с волшебной игры огоньков на тлеющих углях.

У кого из нас не бывает горя и тоски. Посмотрите на окружающих: многие из них с полным основанием завидуют вам. Так устроен человек — он всегда стремится к тому, чего у него нет… Мы избавим читателя от повторения тех избитых истин, которые сэр Ральф, желая утешить Индиану, твердил однообразным и нудным голосом, вполне соответствовавшим его тяжеловесным мыслям.

Сэр Ральф вел себя так не потому, что был глуп, но потому, что область чувств была ему совершенно недоступна. Он обладал и здравым смыслом и знанием жизни, но роль утешителя женщин, как он сам признавался, была не по нем.

К тому же ему так трудно было понять чужое горе, что при самом искреннем желании помочь он, касаясь раны, только растравлял ее. Он отлично сознавал свою беспомощность и потому обычно старался не замечать огорчений своих друзей. Сейчас ему стоило невероятных усилий выполнить то, что он считал самым тяжелым долгом дружбы. Видя, что госпожа Дельмар почти не слушает его, он умолк, и теперь в комнате слышно было только, как потрескивали на тысячу ладов дрова в камине, как жалобно пели свою песенку разгорающиеся поленья, как, съежившись, шипела и лопалась кора, как трещали, вспыхивая голубым пламенем, сухие сучья.

По временам вой собаки присоединялся к слабому завыванию ветра, проникавшего в дверные щели, и к шуму дождя, хлеставшего в окна. Такого печального вечера госпожа Дельмар еще никогда не проводила у себя в усадьбе. Кроме того, ее впечатлительную душу тяготило какое-то смутное ожидание несчастья. Слабые люди живут в постоянном страхе и полны предчувствий. Как и все креолки, госпожа Дельмар была суеверна, к тому же очень нервна и болезненна.

Ночные звуки, игра лунного света — все предвещало ей роковые события, грядущие несчастья, и ночь, полная тайн и призраков, говорила с этой мечтательной и грустной женщиной на каком-то особом языке, понятном ей одной, который она и истолковывала сообразно со своими опасениями и страданиями.

Опасность нависла здесь над кем-то, наверное надо мной… Знаете, Ральф, я так взволнована, как будто предстоит большая перемена в моей судьбе… Мне страшно, — сказала она вздрагивая, — я чувствую себя плохо. Ее губы побелели, лицо стало восковым.

Жорж Санд — книги и биография

В 1695 году Мария Аврора фон Кёнигсмарк 1662—1728 , сестра Филиппа фон Кёнигсмарка , убитого по приказу курфюрста Ганновера , выясняя причины гибели брата, познакомилась с курфюрстом Саксонии, будущим королём Польши Августом Сильным и стала его любовницей. В 1696 году она родила сына Морица, любовники расстались ещё до появления на свет ребёнка. Мария Аврора поселилась в аббатстве Кведлинбург , создав там популярный светский салон. Морица Саксонского , у которого с раннего возраста было влечение к военному делу, воспитывал отец.

Санд (Занд) Жорж

Прямой эфир скрыть Aleksandr22 12 минут назад да, я помню, уже в третьей своей книге из двадцати восьми по исследованию английского юмора, вы это уже отмечали Микеш Джордж - Как быть иностранцем Абдула Искалиев 25 минут назад Жаль, что скачать нельзя Наталья Селивёрстова 32 минуты назад Рассказ забавный. Конечно, каждый имеет право на свое видение. Но тут уж больно все далеко от привычного мнения. Алехин Артур - Отдайте мне мой положенный билет! SPGacc 33 минуты назад достойная начитка, и к Айзеку никаких претензий : Азимов Айзек - Смертный приговор MarishaX 53 минуты назад Вы сами решили что только евреи не русские, не англичане, не китайцы, др вам что-то должны, так как требуете... В 5 главе песня Лютика великолепна Сапковский Анджей - Час презрения girt 1 час назад Патамушта, правильно поняли, Ваш пост прочитав, что щассс начнётся размен пяти копеек на десять ежей по рублю за... Горин Григорий - Ёжик Это ж надо, какая скотина! Леонов Николай - Выстрел в спину EinsOulGone 2 часа назад Если вы так любите правду: читайте хорошие книги, а то быстро превратитесь в героя этого произведения.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Жорж Санд

Пожалуйста, подождите пару секунд, идет перенаправление на сайт...

Amandine Aurore Lucile Dupin ; 1 июля 1804 — 8 июня 1876 — французская писательница. Родилась в Париже. Отец, Морис Дюпен, принадлежал к знатному роду, ведущему происхождение от герцога Морица Саксонского. Мать была из крестьянской семьи, из-за чего аристократическая семья отца недолюбливала Жорж Санд. Детство провела в Ногане в Берри , среди деревенской обстановки. Училась в английском католическом институте-монастыре в Париже.

Книги Жорж Санд: Произведения, романы, рассказы купить и скачать можно в нашем Уже хотя бы поэтому стоит купить книг Жорж Санд. Она обрела .. Мопра. Мопра. Жорж Санд. Написать отзыв. Электронная книга. 37 грн. Флобер и Жорж Санд Еще одна «флоберовская» женщина — Жорж Санд. Она была старше Флобера на 17 лет, и тут, конечно, была чистая платоника​. Автора любовной теории «cтакана воды» Жорж Санд смело можно . произведения «Прекрасные господа из Буа-Доре» ( год) и «Мопра» (​

Жорж Санд Размеренной жизни хозяйки поместья она предпочла полную взлетов и падений профессию писателя. В ее произведениях главенствовали идеи свободы и гуманизма, а в душе бушевали страсти.

Список произведений Жорж Санд

Заголовок Консуэло. Роман "Консуэло" - одно из лучших и, пожалуй, самое популярное произведение известной французской писательницы. В центре повествования - романтический образ юной певицы Консуэло, наделенной необыкновенным вокальным и музыкальным дарованием. Подвергая свою героиню различным испытаниям и искушениям, повествуя о невероятных приключениях с изрядной долей фантастики и мистицизма, Жорж Санд в то же время предлагает читателю поразмышлять над серьезными социальными, философскими и этическими проблемами, волновавшими не только ее современников, но актуальными по сей день. Том 2 Заголовок Консуэло. Во второй том вошли главы LXI-CV романа "Консуэло", в которых повествуется о бегстве героини из замка Исполинов, о ее путешествии по Чехии и Австрии, о пребывании в Вене и, наконец, о последней встрече Консуэло и Альберта.

.

.

.

.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 2
  1. tellubalre

    Вот именно с этой статьи начинаю читать этот блог. Плюс один подписчик :)

  2. prorukopme

    Извините за офф-топик, не подскажете, где можно такой же симпатичный шаблон для блога взять?

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных